Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Ответить в данную темуНачать новую тему
> Коопетишн
Helga
сообщение 28.7.2011, 13:52
Сообщение #1


Резидент
******

Группа: Супермодераторы
Сообщений: 826
Регистрация: 18.8.2008
Из: Интернет
Пользователь №: 4



Конкурировать сотрудничая — таков новый тренд корпоративного сегмента будущего. Конкуренты все больше становятся партнерами, а сама конкуренция между компаниями тяготеет к конкуренции бизнес-моделей.

"В игре, где сумма набранных и потерянных очков равняется нулю, вы всегда стараетесь спрятать вашу стратегию. Но в игре, где все могут выиграть, вы можете пойти на то, чтобы открыто объявить о своей стратегии, чтобы остальные игроки могли к ней приспособиться", — отмечал профессор Роберт Аксельрод, автор междисциплинарного исследования об истоках сотрудничества, цитируемого более чем в 5 тыс. научных работ. Предметом своего анализа автор выбрал классическую игровую модель, известную как «дилемма заключенного», которая требует от игроков постоянно выбирать между сотрудничеством и предательством. Эту модель придумали Меррил Флад и Мелвин Дрешер из научно-исследовательской корпорации Rand, а канадский математик Альберт Такер дал ей колоритную «тюремную» интерпретацию.

Роберт Аксельрод организовал два многораундовых турнира по игре в «дилемму заключенного», участниками которых были не люди, а специально созданные компьютерные программы. Анализ полученных результатов показал, что в долгосрочной перспективе сотрудничество всегда предпочтительнее предательства, из чего можно сделать парадоксальный вывод, что альтруизм является эволюционно выигрышной стратегией. Книга Аксельрода, вышедшая в 1984 году, в основу которой были заложены результаты его исследования, была признана классической работой по социальной психологии.

С тех пор многие гуру менеджмента в своих трудах отталкиваются от подхода сотрудничества, положенного на научную основу почти 30 лет назад. Подобный подход очень популярен в трудах американских исследователей, также за основу его берут и европейские гуру нового поколения. Например, шведский исследователь и автор бестселлеров в области менеджмента Йонас Риддерстрале в своей книге «Бизнес в стиле фанк» пишет: «Требуется новый тип логики. В будущем правильную единицу анализа представят не индивидуальные фирмы, а взаимосвязи и цепочки фирм. Сотрудничество с потребителями, поставщиками и конкурентами». Практики в сфере управления изменениями и персоналом (Институт Ицхака Адизеса) также делают упор на максимальное объединение идеей, на вовлечении персонала, активизации внутренних коммуникаций. Одним словом, на сотрудничестве внутри компании. Философию успеха за счет приумножения общего результата исповедуют и новоявленные авторы, закладывающие в основу своих книг тибетскую мудрость. Например, геше Майкл Роуч, автор книг о кармическом менеджменте, построивший благодаря такому подходу многомиллионную корпорацию в Нью-Йорке.

Принцип «коопетишн» — конкуренции, в основу которой заложена кооперация, был не единожды и с большим успехом опробован в западных компаниях. «Мазда» и «Форд» — в свое время заклятые враги, выпускавшие автомобили одного класса, в 80-е «произвели на свет» Ford Probe, который стал результатом совместной деятельности обеих компаний. Причем «Форд» полностью заимствовал платформу купе у «Мазда». Подобный случай не единичен. В свое время альянсы создавали «Понтиак» и «Тойота». Широкая сеть «Дженерал Моторс» плюс экономичный двигатель «Тойота» позволили некогда создать Pontiac Vibe, который стал прототипом европейской модели Toyota Matrix. Одно время Volvo и Mitsubishi выпускали автомобили (Volvo S40 и Mitsubishi Charisma) на одном заводе в Генте (Бельгия). Есть примеры и в других отраслях. Например, компания 7Up/RC по производству безалкогольных напитков изготавливает в одних и тех же емкостях холодный чай для злейших конкурентов Lipton и Arizona. А один и тот же производитель выпускает продукцию Apple и Dell, хотя каждая по-своему уникальна. Несмотря на высокую конкурентность юридической отрасли, есть примеры стратегических альянсов и там. Так, в 1997 году в Лондоне было создано объединение девяти независимых юридических фирм, которое сегодня представляет собой компанию CMS Cameron McKenna LLP, имеет 53 офиса в Западной и Центральной Европе с общим числом сотрудников 5 тыс. человек и доходом за 2010-2011 годы в 225 млн. фунтов стерлингов. Насколько идеология «конкурировать сотрудничая» применима в украинских компаниях, как меняется отношение корпоративного сектора к конкуренции и конкурентам, готовы ли украинские компании-конкуренты к стратегическим альянсам — эти вопросы исследовала «Инвестгазета».

Коопетишн

Понимание конкуренции кардинально меняется, соглашаются украинские представители бизнес-школ и бизнес-элиты. Компании-конкуренты все больше вынуждены становиться партнерами. Современная модель совместного существования на рынке представляет собой микс конкуренции и кооперации, то, что называется коопетишн — конкурируем сотрудничая. «Мир становится очень тесным, и деваться просто некуда. Причем, это уже не столько очевидная конкуренция факторами или конкурентными преимуществами, сколько конкуренция бизнес-моделями, признающими существование множества стейкхолдеров, разнообразных партнеров. Такие конфигурации меняются в зависимости от трендов на рынке, технологических новаций, понимания ценности, поставляемой потребителям, целей бизнеса», — считает Михаил Крикунов, декан Kyiv Business School, научный руководитель программ МВА, КБШ.

Объединение усилий и ресурсов может происходить в определенном периоде для достижения различных целей. Это может быть создание нового продукта, достижение новой позиции на рынке, в конце концов, вытеснение иных конкурентов, достижение нового качества и прочее. «И мы, и наши конкуренты в полной мере несем ответственность за развитие каждой категории, в которой представлена продукция. Нас объединяет общая цель — развитие категории, и в общий итог каждый вносит свою лепту. Мы не рассматриваем наших конкурентов как противников на поле игры: невозможно и не нужно противоборствовать, когда двигаешься в одном направлении по достижению одной и той же цели. Поэтому мы стараемся способствовать тому, чтобы все игроки рынка работали в соответствии с принципами честной игры и помнили о нашей общей цели — удовлетворении запросов потребителей», — отмечает Маурицио Патарнелло, генеральный директор Nestle в Украине и Молдове.

Многие опрошенные нами компании отнесли конкурентов в категорию партнеров, а не врагов или оппонентов. «Это скорее партнеры, с которыми можно и нужно поддерживать нормальные деловые отношения, обмениваться информацией и при необходимости объединяться — например, для лоббирования интересов всей отрасли на государственном уровне», — рассказывает Войчех Чернек, генеральный директор «BILLA Украина». По его словам, в одном из украинских городов, где находится супермаркет BILLA, прямо рядом с ним недавно открылся супермаркет-конкурент. Как подытоживают в компании, результат превысил ожидания: с появлением супермаркета-конкурента увеличился поток покупателей в целом и в супермаркете BILLA в частности. Как заметил Владимир Павелко, директор МВА-програм Киево-Могилянской Бизнес-Школы (kmbs), примеры партнерства есть и в банковской сфере. «Первый подобный пример в Украине — международная группа Societe Generale, купившая донецкий Икар-Банк (ныне — Профинбанк). Группа сразу весь IT передала на аутсорсинг. Это было беспрецедентно для банковского сектора Украины. И эта аутсорсинговая компания сейчас создает центр, чтобы по такой же модели сотрудничать с другими банками», — рассказывает г-н Павелко.

Возможная кооперация позволяет конкурентам объединять усилия, но только в том случае, если бывшие конкуренты видят, что вместо борьбы лучше сконцентрировать свои преимущества. «Именно с этой точки зрения можно объединиться с конкурентом. Иначе никто ее не применяет», — отмечает Владимир Данько из МИМ.

Перспективы

О явлении коопетишн говорят в различных отраслях — в финансовой (несмотря на борьбу за клиента, ежедневно банки являются партнерами на межбанке, а также совместно лоббируют интересы отрасли), в ресторанном бизнесе (где конкуренты порой помогают отыскать верный подход к составлению блюд), в секторе FMSG (переход ритейлеров бытовой техники к внутренним закупкам и перевод импортных операций на производителей), в строительстве (возведение технологически сложных объектов) и других отраслях.

Конечно, таких будет все больше. Однако их не будет большинство, считают аналитики. «Это бы предполагало равенство условий, равенство бизнес-моделей, используемых компаниями, а этого не будет никогда. Думаю, такие партнерские модели просто будут более широко использоваться. Причем, их создание будет диктовать конъюнктура, стратегическая ситуация на рынке», — рассказывает Михаил Крикунов. По его мнению, наряду с наличием таких гибконастраиваемых цепочек (чему способствует растущая популярность аутсорсинга функций) будет расти и разнообразие бизнес-моделей, конкурирующих между собой. «На первый план выходит именно конкуренция бизнес-моделей, ценностей, предоставляемых потребителям, а не отдельных конкурентных преимуществ, как это было раньше. Это и сложнее и проще задачи оптимизации того или иного бизнес-процесса», — уточняет Михаил Крикунов.

Впрочем, приход в Украину мировых трендов в разрезе коопетишн будет напрямую зависеть и от развития конкуренции как таковой. Пока что многие эксперты сходятся во мнении, что она в Украине довольно слабая, ведь компании только начинают возводить в приоритет потребности потребителя. Как только в Украине начнет формироваться именно рынок потребителя, и потребитель начнет диктовать свои условия, тогда в корпоративном сегменте серьезно вырастет ценность понятия «конкурировать сотрудничая».

Перейти в начало страницы
 
+Цитировать сообщение

Ответить в данную темуНачать новую тему
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 




Rambler's Top100 Яндекс цитирования
RSS Текстовая версия Сейчас: 26.2.2018, 1:49